В.Л. Крашенинников. ГЕНЕРАЛИЗОВАННАЯ ГИПЕРФАСИЛИТАЦИЯ МЫШЦ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО НАПРЯЖЕНИЯ РЕГУЛЯТОРНЫХ СИСТЕМ ОРГАНИЗМА И СИНДРОМА ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЙ ДЕЗАДАПТАЦИИ В СОСТОЯНИИ СТРЕССА. ДИАГНОСТИКА И КОРРЕКЦИЯ.

В.Л. Крашенинников

Научный центр прикладной кинезиологии и восстановительной медицины, Москва.

АКТУАЛЬНОСТЬ

         Основная функция нервной системы – функция отражения посредством безусловных и условных рефлексов (И.П. Павлов).

       Адаптация – способность организма поддерживать гомеостаз при изменении условий внешней и внутренней среды.

        Адаптация – способность организма восстанавливать свой гомеостаз. Адаптационные реакции – реакции организма на восстановление гомеостаза [1,2]. Ведущая система адаптации организма – единая психо-нейро-иммуно-эндокринная система. Она формирует неспецифические полисистемные адаптационные реакции нервной, гормонально-гуморальной и канально-меридианальной систем организма (И.Р. Шмидт, 2002) [3]. На действие стрессорных факторов организм отвечает неспецифической реакцией – общим адаптационным синдромом (Г. Селье, 1960). При нарушении возможностей адаптации возникает дезадаптация в фазе напряжения или срыв адаптации (по Р.М. Баевскому) [4] – болезнь – в фазе истощения стресса. Современный ритм жизни не соответствует возможностям систем адаптации организма человека. Хроническое психоэмоциональное напряжение и многочисленные «факторы риска», отсутствие мышечной разрядки после стрессов – одни из причин «болезней адаптации» и синдромов дисрегуляции.

         Рост психоэмоциональных перегрузок, несоответствие системы адаптации человека напряженному ритму жизни приводят к росту психосоматических расстройств. Увеличивается число пациентов со скрытыми депрессивными расстройствами на приеме у мануальных терапевтов (А.Б. Ситель и соавт., 2005) [5]. До 70% пациентов поликлиник имеют психосоциальные причины заболеваний и нуждаются в квалифицированной психотерапевтической помощи. Лечение таких больных у врачей-интернистов не приводит к стойкому положительному результату и способствует хронизации болезней. Актуален биопсихосоциальный подход к любой болезни: все болезни имеют психологическую (психическую) составляющую. Соматизация психоэмоциональных проблем ведет к развитию клинических синдромов в двигательной, висцеральной, эндокринной, иммунной и нервной системах организма первично психоэмоционального генеза. Формируется психовегетативный синдром – синдром вегетативной дисфункции как компенсаторный полисистемный синдром психоэмоционального генеза. Возникает состояние, используя термин прикладной кинезиологии, нейрологической дезорганизации – нарушения координационной деятельности центральной нервной системы, всех основных рефлексов. Другими словами, это состояние функциональной дезадаптации регуляторных рефлекторных механизмов нервной системы. Формируется неадекватная (извращенная) реакция ведущей регуляторной системы организма – нервной системы – на внешние и внутренние раздражители с нарушением входа, переработки и выхода информации с компенсаторными реакциями в различных системах организма и состояние психофизиологической, психоэмоциональной, психосоциальной дезадаптации. Исходя из вышеизложенного, «психологическую реверсию» можно рассматривать как частное проявление синдрома психоэмоциональной дезадаптации. Возможно закрепление рентной установки на болезнь, и таких пациентов очень сложно лечить.

        Увеличилось количество частных медицинских центров и частнопрактикующих врачей, которые не заинтересованы в направлении своих пациентов к психотерапевтам.

    Страх и нежелание пациентов обращаться к медицинским специалистам с приставкой «психо» и негативное отношение к консультациям у психолога, психотерапевта, а тем более психиатра. Все это привело к тому, что на прием к прикладным кинезиологам попадает все больше пациентов с болевыми синдромами и другими жалобами первично психоэмоционального генеза. А это ведь реальные люди с психосоциальными причинами своих проблем со здоровьем. И прикладные кинезиологи, уверуя в непогрешимость своего главного диагностического оружия – мануального мышечного тестирования (ММТ) и имея средства коррекции эмоциональных проблем [7], с энтузиазмом брались и берутся за лечение таких пациентов. Результат – различные многочисленные осложнения, частые рецидивы и риск дискредитации метода прикладной кинезиологии.

В чем причина?

         

В прикладной кинезиологии введен специальный термин «психологическая реверсия» – внутреннее сопротивление решения проблемы (Дж. Гудхарт, Кр. Смит) [6]. Дан алгоритм диагностики и коррекции этого состояния [6]. Но в описании состояния психологической реверсии и алгоритме отсутствуют характеристики мышечного тонуса и тесты проверки мышцы-индикатора на нормотоничность. Важность подготовки мышц пациента к ММТ подчеркнута Л.Ф. Васильевой и соавт. (2007) [7], однако предложенный алгоритм очень сложный, перегружен немедицинскими терминами и практически трудно выполнимый. Авторы рассматривают функционально нормотоничные, гипертоничные и «замороженные» мышцы. «Замороженность» (по Д. Шелдону) – особое состояние мышцы, которая не снижает среч-рефлекс в тестах на нормотоничность при мануальном мышечном тестировании, хотя при визуальной диагностике выявляется гипотония, но дает гипотоническую реакцию на ТЛ БАТ Sp-21 слева [7] (рис. 1).

 

  Известен также термин «гиперфасилитация» – сверхоблегчение и «гиперфасилитированная мышца» (Г. Гартен, Дж. Шейфер, Л.Ф. Васильева, 2008) – сверхоблегченная мышца от тормозного влияния нервной системы в состоянии гиперафферентации [9]. Но в описании и выявлении гиперфасилитации мышцы авторами не используется ТЛ БАТ Sp-21 слева [9].

            С другой стороны, известно, что во второй фазе стресса – напряжения для острого стресса и мобилизации для хронического – отмечается повышение мышечного тонуса (M. Poppel, K. Hecht (1980) [1]. Л.Ф. Васильевой и соавт. (2007) также отмечено, что «нейрологическая дезорганизация: состояние, когда тонус мышц у пациента меняется сам собой» при повторном мануальном мышечном тестировании одних и тех же мышц [7].

   Возник вопрос: какая связь между нейрологической дезорганизацией, психофизиологической, психоэмоциональной дезадаптацией и психологической реверсией, с одной стороны, и состоянием мышечного тонуса в состоянии стресса – с другой?

        Возник второй вопрос: может быть, за нормотоничность в условиях нейрологической дезорганизации ошибочно принимается иное функциональное состояние мышцы? А это может кардинально влиять на достоверность результатов ММТ и служить вероятной причиной осложнений и рецидивов в лечении по методу прикладной кинезиологии.

       До сих пор как показатели стрессовых мышечно-тонических реакций рассматривались функциональная гипотония и гипертония мышц, выявляемые при ММТ.

 ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

    Разработать алгоритм диагностики и коррекции состояния психофизиологической и психоэмоциональной дезадаптации для повышения достоверности результатов при мануальном мышечном тестировании в условиях нейрологической дезорганизации.

 МАТЕРИАЛЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

     100 пациентов обоего пола в возрасте от 2 до 72 лет с различными проявлениями психовегетативного синдрома и вертебро-неврологических болевых синдромов со стороны опорно-двигательного аппарата (миофасциальных, мышечно-тонических, рефлекторных, компрессионных и др.).

 МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Клинический.

2. Ортопедический.

3. Неврологический.

4. Визуальная диагностика (ВД).

4. Кинезиологический – мануальное мышечное тестирование (ММТ) активности стреч-рефлекса скелетных мышц.

5. Кардиоинтервалография (КИГ).

6. Компьютерная оптическая топография (КОТ).

7. Компьютерная динамометрия (КД) на комплексе «Biodex – 3» (США).

8. Миотонометрия прибором «Миотонус (Испания).

9. Стабилография на комплексе «Стабилан – 01» (Россия).

         Миотонометрия – аппаратное определение тонуса мышц (эластичности, твердости, упругости). Щуп прибора погружают в исследуемую мышцу, поставив вертикально, и по шкале в условных единицах (миотонах) измеряют сопротивление, оказываемое мышцей. При улучшении функционального состояния увеличиваются амплитуда и показатель мышечного тонуса (разница между напряжением и расслаблением). При утомлении (переутомлении) амплитуда уменьшается, тонус покоя повышается.

         Инструментальное обследование проводилось до и после однократной коррекции СПЭД и в динамике.

 РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. До коррекции СПЭД.

По данным КИГ, у всех пациентов выявлен вегетативный дисбаланс и перенапряжение (напряжение) регуляторных механизмов ВНС. КОТ показала наличие различных нарушений осанки и сколиоза 1-3 степени.

При ВД определялось нарушение статической и динамической составляющих двигательного стереотипа (критерии эмоционального сколиоза) (фото 1,2).  

 

 После проведенного кинезиологического исследования у всех пациентов оказалось, что при мануальном мышечном тестировании подавляющее большинство мышц не снижают стреч-рефлекс, за исключением тех, чьи адаптационные возможности истощены полностью.

  Все реакции мышц, а именно: характерное повышение мышечного тонуса при мануальном мышечном тестировании – отсутствие снижения стреч-рефлекса скелетной мышцы на ТЛ БАТ К-27 (рис. 2) и общепринятых тестов на нормотоничность соответствуют состоянию гиперфасилитации мышцы и нейрологической дезорганизации в состоянии психофизиологической и психоэмоциональной дезадаптации. Причем гиперфасилитация мышц носит генерализованный характер, что соответствует фазе напряжения стресса.

Выявлялся парадокс: несоответствие визуальных критериев расслабления (гипотонии) и укорочения мышц и реакции этих же мышц при ММТ, а также изменение результатов ММТ при повторном тестировании.

   ТЛ БАТ Sp-21 слева восстанавливала адекватность регуляции тонуса мышц, что проявлялось в совпадении данных визуальной и кинезиологической диагностики и выявлении различных реакций мышц при ММТ: нормотонической, гипертонической и гипотонической.

    Также только при условии ТЛ БАТ Sp-21 слева и использовании в качестве индикатора нормотоничной мышцы становилось возможным:

1. Выявить состояние психоэмоциональной дезадаптации (психологической реверсии по Дж. Гудхарту, Кр. Смиту, Дж. Даймонду) специфическими провокациями и провести коррекцию.

2. Получить положительную эмоциональную провокацию – снижение стреч-рефлекса МИ на ТЛ стресс-рецепторов организма БАТ VB – 14 (рис. 3).

3. Выявить компенсаторную патологическую активность рефлекса паралича при страхе и рефлекса Моро.

Использование гиперфасилитированной мышцы как индикатора искажало достоверность результатов ММТ со всеми вытекающими из этого негативными последствиями.

2. После коррекции СПЭД.

При визуальной диагностике – выраженное улучшение статики: восстановление 

симметричности, уменьшение или отсутствие смещения ОЦТ и признаков сколиоза, «раскручивание» твердой мозговой оболочки (фото 3,4 ).  Снижение гипертонуса и восстановление гипотонуса мышц.

      По данным КОТ и особенно КИГ отмечалась достоверная положительная динамика показателей. В частности, ПАРС – суммарный показатель активности регуляторных систем в части случаев восстановился до нормы. Динамика параметров КИГ совпадала с ранее выявленными закономерностями коррекции примитивных рефлексов[11,12].

     По данным компьютерной  динамометрии  и стабилографии выявлены характерные особенности динамики показателей. В частности, при динамометрии отмечено:

1) снижение максимальной силы исследуемых мышц сразу после коррекции;

2) достоверное повышение силы мышц более чем на 20% по сравнению с исходной при повторных тестах через несколько дней (рис. 4, 5).Показатели миотонометрии выявили снижение тонуса в состоянии расслабления.

        При ММТ не выявлялась активность рефлекса паралича при страхе, у части пациентов – и рефлекса Моро.

      Отмечалось уменьшение проявления клинических симптомов – вегетативных и болевых, в том числе до полного купирования болевого синдрома.

3. Разработан алгоритм диагностики и коррекции синдрома психоэмоциональной дезадаптации – СПЭД.

Алгоритм ММТ для диагностики и коррекции СПЭД:

1. Выявление гиперфасилитировнной мышцы: нет снижения стреч-рефлекса на северный полюс магнита, активацию аппарата Гольджи, дезактивацию нейро-мышечных веретен, ТЛ БАТ K-27 (рис.6, 7).

2. ТЛ БАТ Sp-21 слева (верхний край 5-го ребра по среднеаксиллярной линии). Мышца должна давать нормотоническую реакцию: снижение стреч-рефлекса на северный полюс магнита, провокации активации аппарата Гольджи и дезактивации нейро-мышечных веретен; не давать снижения стреч-рефлекса на ТЛ БАТ K-27.

В случае снижения стреч-рефлекса на ТЛ БАТ K-27 мышца функционально гипертоничная и не может использоваться как мышца-индикатор (МИ).

3. ММТ с ТЛ БАТ Sp-21 слева: провокации вербальные на СПЭД (психологическую реверсию по Кр. Смиту 1-4) и тест мышцы индикатора (МИ). Варианты:

3.1 МИ дала реакцию гипотонии – есть СПЭД (психологическая реверсия): после височного постукивания реакция гипотонии осталась – проводим коррекцию СПЭД.

3.1.1. ТЛ БАТ IG-3 (и ТЛ точки тимуса) – восстановление нормореакции МИ.

3.1.2. Коррекция.

Варианты:

А. вибро-тактильная стимуляция БАТ IG-3 [15] (рис. 8) (или других подобранных БАТ и др.) и проговаривание аффирмации: «Я хочу решить проблему (быть здоровым...)»;

Б. другими методами;

В. коррекция других возможных выявленных причин СПЭД.

3.2. После височного постукивания МИ изменила реакцию – восстановила стреч-рефлекс. Не проводим коррекцию. СПЭД (психологическая реверсия) – компенсация, ищем другие пути. В этом случае возможен вариант патологической активации семейно-приоритетных связей и необходима коррекция матери или бабушки.

4. Проверка мышц на гиперфасилитацию.

При правильно проведенной коррекции гипефасилитация не выявляется.

Можно выявить функциональную гипотонию и гипертоничность мышц, соответствующую визуальной диагностике.

5. Продолжение сеанса, как правило, не рекомендуется. Очень мощная перестройка с перераспределением мышечного тонуса с реакцией вегетативной и канально-меридианальной систем.

Представленный вариант коррекции – один из самых простых.

Важно отметить, что наиболее частой причиной СПЭД, наряду с другими, выявлялся дисбаланс в канально-меридианальной системе.

 ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

1. Неврологическая организация.

Понятие «неврологическая организация» глобально включает в себя всю координационную деятельность центральной нервной системы, все основные рефлексы. (Michel Barras, D.C.) [13].

По М. Barras, физиологически неврологическая организация включает в себя кранио-сакральную первичную респираторную систему.

Осевой скелет (череп, позвоночник, крестец, таз) взаимодействует с ЦНС при помощи менингеальной мембранной системы.

Основная стимуляция нервной системы осуществляется при движениях (ходьбе):

• механически (прикрепления твердой мозговой оболочки);

• энергетически (пьезоэлектрический феномен).

Для нормального функционирования ЦНС важное значение в механизме ходьбы имеет координация движений конечностей.

Контралатеральная синхронизация движений конечностей при перекрестной ходьбе должна быть сохранена как при движении вперед, так при движении назад и в сторону, а также при более комплексных движениях, как внутренняя и наружная ротации туловища.

По Goodheart, Walther and Ferreri [13], основным критерием неврологических нарушений является потеря координации походки.

Delacato [13] выявил нарушение синхронизации – феномен гомолатеральной ходьбы и отнес его к проявлениям торзии твердой мозговой оболочки или коаксиальной энергетической торзии, приводящей к нарушениям в формировании и поддержании первичного респираторного механизма в кранио-сакральной системе.

Таким образом, понятие «неврологическая организация» в широком смысле можно характеризовать как совокупность оптимального функционирования, координации и синхронизации безусловно и условно-рефлекторных регуляторных механизмов различных отделов и уровней соматической и вегетативной нервной системы – центральных, сегментарных и периферических.

2. Неврологическая дезорганизация.

Понятие «неврологическая дезорганизация» означает функциональное нарушение синхронизации и координации рефлекторных механизмов регуляции оптимального функционирования отделов и уровней соматической и вегетативной нервной системы.

Другими словами, это состояние функциональной дезадаптации регуляторных рефлекторных механизмов нервной системы.

Включает в себя неврологическую дезорганизацию соответствующего уровня или конкретной системы, в частности системы регуляции мышечного тонуса на периферическом уровне, сегментарном уровне спинного мозга, уровне стриа-паллидарной системы, вегетативной регуляции на уровне патологической активности примитивных безусловных рефлексов и т.п.

3. Понятие «стресс» (англ.stress – напряжение) как неспецифический общий адаптационный синдром, по Г. Селье, – неспецифическая реакция организма на ситуацию, которая требует функциональной перестройки организма, соответствующей адаптации. (А.М. Спринц и др., 2007).

«Стресс – это защитно-приспособительная реакция организма на любое воздействие, проявляющееся напряжением иммунной, нервной и эндокринной систем, а затем сдвигами в работе внутренних органов. Стресс – это тонус, это напряжение в пределах нормы» (цит. по Д.Н. Исаев, 1996), или эустресс по Г. Селье (1979) [8].

Вреден дистресс, перенапряжение (А.М. Спринц и др., 2007). Приводит к напряжению неспецифических адаптационных механизмов организма (Горизонтов П.Д. и др., 1985) [1].

Эмоциональный стресс – состояние ярко выраженного психоэмоционального переживания человеком конфликтных жизненных ситуаций, которые остро или длительно ограничивают удовлетворение его социальных или биологических потребностей (Судаков К.В., 1986) [1].

Механизм эмоционального стресса:

стрессор – эмоциональное возбуждение – активация ВНС – гормональные сдвиги – длительное эмоциональное напряжение – извращенная реакция нейронов ЦНС на нейромедиаторы и нейропептиды – застойное стационарное эмоциональное возбуждение (в хронической стрессовой ситуации) – постоянная активация центров ВНС – дисфункция внутренних органов – срыв адаптации – заболевание.

«Психический стресс»: кора мозга – лимбико-каудальный отдел подбугорной области – спинной мозг – брюшные нервы – мозговое вещество надпочечников – адреналин – нейрогипофиз – АКТГ – кора надпочечников (Smelik I., 1960) [1].

Острый стресс имеет 3 фазы:

- реакция тревоги;

- резистентности (функциональное напряжение) с активацией симпто-адреналовой системы и повышением мышечного тонуса;

- истощения (функциональная недостаточность).

Хронический стресс имеет также 3 фазы:

- ингибиции – повышение уровня адреналина, снижение способности к обучению;

- мобилизации – активация вегетативной нервной системы: парасимпатической и симпато-адреналовой (ПНС и СНС);

преморбидная – с дисрегуляцией и формирование различных дисфункций (M. Poppel, K. Hecht, 1980) [1].

По А.М. Спринц и др. (2007), при хроническом стрессе выделяют еще одну промежуточную стадию – терпение, когда увеличена продукция кортизона.

Имеет 2 типа реакций:

- активно-оборонительная – преобладает СНС;

- пассивно-оборонительная – преобладает ПНС.

Для восстановления гомеостаза после стресса организму человека необходима мышечная и речевая разрядка. Она имеет 3 типа:

1) тип льва с усилением агрессивности при избытке норадреналина;

2) тип кролика с усилением тревожности – при избытке адреналина [2];

3) тип мнимой смерти животного (при избытке ацетилхолина – примеч. автора).

      При истощении адаптационных регуляторных механизмов и отсутствии двигательной разрядки общеорганизменные изменения проявляются в виде полисистемных неспецифических синдромов на уровне патофизиологических и саногенетических реакций двигательной, вегетативной и канально-меридианальной систем (И.Р. Шмидт, 2002). Исходя из вышеизложенного можно представить (упрощенно) патогенез развития психофизиологической дезадаптации: хроническое психоэмоциональное напряжение вызывает формирование застойного очага возбуждения в лимбико-ретикулярном комплексе ЦНС – активацию центров ВНС – компенсаторную патологическую активность примитивных рефлексов – преимущественную активацию СНС с компенсаторной реакцией ПНС и угнетение серотонинэргической системы мозга – психовегетативный синдром – реакцию гормонально-гуморальной системы (избыток адреналина) с угнетающим воздействием на аппарат Гольджи [10] – ослабление тормозного влияния центральной нервной системы с активаций (гамма – альфа) системы регуляции мышечного тонуса – повышение тонуса и возбудимости скелетных мышц – состояние сверхоблегченности (гиперфасилитации) нейро-рецепторного аппарата мышц для сокращения – активацию своих альфа-нейронов и ингибицию альфа-нейронов мышц-антагонистов – повышение активности прямого миотатического рефлекса и угнетение обратного миотатического рефлекса скелетных мышц – дисафферентацию в ЦНС по каналам обратной связи от измененного рецепторного аппарата (проприо-, экстеро-, интерорецепторов) – нарушение входа, переработки и выхода информации – нейрологическую дезорганизацию – психофизиологическую и психоэмоциональную дезадаптацию.

    Другими словами, длительные психоэмоциональные перегрузки вызывают состояние хронического стресса и формируют неадекватные и неоптимальные реакции систем адаптации организма на внешние и внутренние факторы – дезадаптацию: синдромы психоэмоциональной дезадаптации (СПЭД) и психофизиологической дезадаптации. Эти понятия соответствуют принятому в психологии термину «хронический эмоциональный стресс». С этих позиций проявление психофизиологической дезадаптации – нейро-мышечнаую дезадаптацию можно рассматривать как вариант моторной нейрологической дезорганизации. Нарушается вход, переработка и выход информации, в том числе и по причине нарушения нормальной работы рецепторного аппарата. Возникает эффект «кривого зеркала» с возможным извращением ответных адаптационных реакций организма на любые стимулы, в том числе и на психоэмоциональные нагрузки, и неадекватными эмоциональными реакциями на эмоционально значимые раздражители. Круг замкнулся.

   СПЭД – более широкое понятие в отличие от узкоспецифического термина «психологическая реверсия» – внутреннего сопротивления решения проблемы (отрицательная реакция на слова: «Я хочу выздороветь, я хочу решить проблему…»). Нервная система в состоянии перенапряжения не может обеспечить состояние здоровья и процесс его восстановления. В организме не хватает ресурсов, постоянное состояние стресса требует повышенного расхода энергии и мобилизации всех резервов для его преодоления.

    С этих позиций в условиях фазы напряжения (мобилизации) стресса проявление психофизиологической дезадаптации – нейро-мышечную дезадаптацию можно рассматривать как вариант моторной нейрологической дезорганизации. Известное повышение мышечного тонуса, мышечное напряжение при стрессе может проявляться в гиперфасилитации – особом состоянии скелетных мышц, выявленном в настоящем исследовании.

    Гиперфасилитация – нейрофизиологический феномен функционального повышения возбудимости и тонуса скелетной мышцы за счет повышения активности прямого и снижения активности обратного миотатического рефлекса как проявление перенапряжения центральных механизмов системы регуляции мышечного тонуса в условиях фазы напряжения (мобилизации) стресса. Причем гиперфасилитация мышц носит генерализованный характер,  что подтверждает первично центральный уровень ее патогенеза.

   Таким образом, синдром генерализованной гиперфасилитации мышц – моторная нейрологическая дезорганизация (нейро-мышечная дезадаптация), возникающая в фазе напряжения (мобилизации) стресса.

     Результаты проведенных клинико-инструментальных исследований можно расценить как подтверждение наличия в организме в состоянии стресса генерализованной реакции нейро-мышенрой системы в виде качественного изменения мышечного тонуса – генерализованной гиперфасилитации мышц.

   Подробное описание проведения аппаратных исследований и детальный анализ полученных результатов не входили в задачи настоящей работы.

 ВЫВОДЫ

1. Обосновано использование термина «синдром психо-эмоциональной дезадаптации» (СПЭД) как маркера нейрологической дезорганизации и психофизиологической дезадаптации в состоянии фазы напряжения (мобилизации) стресса.

2. Выявлено особое состояние мышц в состоянии психофизиологической дезадаптации – синдром генерализованной гиперфасилитации мышц как проявление моторной нейрологической дезорганизации (нейро-мышечной дезадаптации).

3. Синдром генерализованной гиперфасилитации мышц можно рассматривать как маркер фазы напряжения (мобилизации) стресса.

4. Гиперфасилитация – функциональное повышение возбудимости и тонуса скелетной мышцы за счет повышения активности прямого и снижения активности обратного миотатического рефлекса как проявление перенапряжения центральных механизмов системы регуляции мышечного тонуса.

5. Испольование гиперфасилитированной мышцы в качестве мышцы-индикатора искажает достоверность результатов диагностики при мануальном мышечном тестировании и может стать одной из главных причин получения отрицательных результатов в лечении.

6. Разработан алгоритм диагностики и коррекции СПЭД с использованием ТЛ БАТ Sp-21 слева (верхний край 5-го ребра по среднеаксиллярной линии). ТЛ БАТ Sp-21 слева устраняет гиперфасилитацию и позволяет выявить исходное (истинное) состояние мышцы при мануальном мышечном тестировании: нормотонию, функциональную гипотонию или функциональную гипертонию.

7. Выявлены эффекты коррекции СПЭД:

- соответствие результатов ММТ визуальным и объективным критериям расслабления и укорочения мышц;

- улучшение показателей статики: нормализации положения общего центра тяжести, восстановление тонуса гипотоничных и снижение тонуса гипертоничных мышц;

- уменьшение выраженности (до исчезновения) сколиоза и клинических проявлений вегетативных и болевых синдромов.

8. Коррекция СПЭД сопровождается положительной динамикой показателей инструментальных исследований:

- кардиоинтервалографии;

- компьютерной оптической топографии;

- компьютерной динамометрии;

- стабилографии.

По данным миотонометрии отмечено снижение тонуса состояния расслабления.

9. Наиболее частой причиной СПЭД выявлялся дисбаланс в канально-меридианальной системе, что согласуется с исследованиями И.Р. Шмидт (2002).

10. Для диагностики состояния гиперфасилитации мышцы врачу-кинезиологу требуется овладеть навыком достаточной чувствительности руки для четкого и безошибочного выявления  наличия повышенной или сниженной активности рефлекса на растяжение.

11. Тестирование через посредника без коррекции психоэмоциональной дезадаптации дает искажённый результат.

12. Если врач, тестирующий пациента, имеет СПЭД, то результаты его мануального мышечного тестирования пациентов будут недостоверны.

 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Для повышения эффективности метода прикладной кинезиологии и избегания осложнений необходимо:

1. Обязательно проверять выбранную МИ и ассоциированную мышцу на гиперфасилитацию.

2. Использовать для диагностики при мануальном мышечном тестировании только нормотоничныые мышцы с проведением всех тестов на нормотоничность, гипертоничность и гиперфасилитацию.

3. Начинать диагностику и лечение с выявления и коррекции синдрома психоэмоциональной дезадаптации и генерализованной гиперфасилитации мышц.

4. Использовать биопсихосоциальный подход в диагностике и лечении на основе единства и взаимовлияния всех составляющих пирамиды здоровья: психики, структуры, биохимии и энергии с учетом приоритетности и компенсаторности патофизиологических нарушений.

5. Соблюдать главный принцип в лечении: «не навреди».

6. Исследования в области нейрофизиологического обоснования и инструментального подтверждения диагностики и коррекции синдрома генерализованной гиперфасилитации мышц как проявления нейро-мышечной (психофизиологической) и психоэмоциональной дезадаптации (СПЭД) продолжаются и нашли отражение в проведенных автором семинарах выходного дня и школы прикладной кинезиологии на кафедре мануальной терапии ФУВ РГМУ. Практическое применение получают в работе с пациентами и врачами Центра прикладной кинезиологии.

     Информацию о видео- и печатных материалах по теме гиперфасилитации можно получить на кафедре мануальной терапии ФУВ РГМУ.

 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Исаев Д.И. Психосоматическая медицина детского возраста. Руководство для врачей. Специальная литература. СПб, 1996.

2. Спринц А.М. и др. Психосоматические расстройства у больных с соматической патологией. – СПб, СпецЛит, 2007.

3. Шмидт И.Р. Полисистемные неспецифические синдромы в клиническом полиморфизме заболеваний нервной системы. – Прикладная кинезиология, 2005, № 1(6), с. 11-14.

4. Баевский Р.М., Берсенева А.П. Оценка адаптационных возможностей организма и риск развития заболеваний. – М.: Медицина, 1997.

5. Ситель А.Б., Болотов Д.А., Смирнов В.М. Аффективные расстройства в структуре диагностики и лечения цервикогенной краниалгии. – Мануальная терапия, 2005, № 1(17), с. 37-45.

6. Васильева Л.Ф., Сероштан Е.П. Эмоциональные нарушения в практике мануального терапевта (синтез психологии, прикладной кинезиологии, функциональной неврологии). – М., 2008.

7. Васильева Л.Ф., Зотов И.Д., Кушнаренко С.Г. Нейрофизиологические основы электромагнетизма / Учебное пособие. – М., 2007.

8. Селье Г. Стресс без дистресса. – М., 1979.

9. Васильева Л.Ф., Зотов И.Д., Крашенинников В.Л. Мануальная терапия с основами прикладной кинезиологии в педиатрии. – М., 2006.

10. Шмидт И.Р. Введение в прикладную кинезиологию. – Мануальная медицина, 1996, № 8, с. 30-36.

11. Крашенинников В.Л. Новый метод дифференциальной диагностики компенсаторных и патогенетически значимых приоритетных нарушений в организме человека. – Прикладная кинезиология, № 1(8).

12. Крашенинников В.Л., Шаров Н.А. Примитивные безусловные рефлексы как отражение семейно-приоритетных связей. – Прикладная кинезиология, 2005, № 1(6), с 4-12.

13. Barras М, Applied Kinesiology Evaluation of Children Part 1: Neurological Disorganization. – Прикладная кинезиология, 2005, № 1(6), с. 16-18.

14. Шаров Н.А., Крашенинников В.Л. Кардиоинтервалография как метод объективизации вегетативного дисбаланса у пациентов с патологической активностью примитивных рефлексов. – Прикладная кинезиология, 2003, № 2, с. 22-24.

 

15. Walter D. Applide Kinesiology.-USA, Systems DS, 1988, 571 p.