Отчет о семинаре Дж. Шейфера, посвященого эмоциональным проблемам и влиянию обенных нарушений и воспалительных реакций на функцию нервной системы. сентябрь 2006 г. г.Москва

ОТЧЕТ О ПРОВЕДЕНИИ СЕМИНАРА ДЖ. ШЕЙФЕРА, ПОСВЯЩЕННОГО ЭМОЦИОНАЛЬНЫМ ПРОБЛЕМАМ И ВЛИЯНИЮ ОБМЕННЫХ НАРУШЕНИЙ И ВОСПАЛИТЕЛЬНЫХ РЕАКЦИЙ НА ФУНКЦИЮ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ

В.М. Лавренов

Научный центр восстановительной медицины и прикладной кинезиологии, Москва

   В сентябре 2006 г. в Москве проходил очередной семинар Джозефа Шейфера, организованный Межрегиональной ассоциацией прикладной кинезиологии. Семинар состоял из двух частей. Первая часть была посвящена эмоциональным нарушениям и их коррекции. Во второй части речь шла о влиянии нарушений КЩР на функционирование нервной системы. Мне особенно понравилась тема, посвященная нарушениям обмена веществ в которой преподаватель осветил проблему нарушений КЩР и его коррекции (фото 1).

   Лектор подчеркнул, что буферные системы организма крайне важны, они способствует поддержанию должным образом многих функций организма. Работа ферментов эффективна в пределах определенных рН внутренней среды, многие метаболические функции также находятся в непосредственной зависимости от способности организма стабильно поддерживать кислотно-щелочное равновесие.

   Будучи очень важной частью комплекса поддержания гомеостаза, бикарбонатная буферная система, даже при затрудненном функционировании, быстро реагирует на метаболические изменения и химические провокации, стараясь их компенсировать. Учитывая это, пациенты не всегда будут реагировать положительно на провокации веществами, влияющими на рН, даже если у них имеется нарушение равновесия (дисбаланс) буферной системы. Например, у некоторых пациентов, в силу определенных особенностей, дисбаланс может больше проявляться утром, чем вечером, и наоборот. У женщин подобные нарушения КЩ равновесия могут происходить в зависимости от фаз менструального цикла. Данные особенности могут иногда вносить путаницу в тестирование отклонений рН, поэтому доктор должен учитывать и использовать подобную информацию при тестировании, для получения правильных представлений о процессах, происходящих в организме пациента.

   Положительные реакции, полученные при тестировании отклонений рН, способствуют лучшему пониманию и выявлению общих метаболических нарушений у пациента, особенно если организм находится под действием какого-либо стойкого стресса. У пациентов, имеющих стойкий кислотный сдвиг под действием стресса, реакции организма будут сильно отличаться от реакций пациентов, имеющих щелочные сдвиги при действии стресса.

   Очень интересными и заслуживающими внимания были визуальные и клинические характеристики, которые Дж. Шейфер дал пациентам с предрасположенностью к кислотному и щелочному сдвигу метаболизма (внешний вид, тонус мышц, психологический портрет и т.д.). На мой взгляд, это имеет большое практическое значение. Начиная разговаривать с пациентом и обследуя его, мы уже по внешним данным можем предположить, с каким типом метаболизма имеем дело. А это уже несколько облегчает наши дальнейшие умозаключения и действия.

   Лектором был предложен перечень нутриентов, необходимых для каждого типа кислотно-щелочного сдвига: 1) при сдвиге РН в щелочную сторону необходим прием, в соответствующих дозах, магния, марганца, меди, хрома, железа, калия, биотина, РАВА, вит. С, D, А (рыбий жир), В1,В2, В3, В6, В9, а при сдвиге в кислую – цинка, кальция, йода, фосфора, холина, инозита, никотинамида, вит. Е, А (пальмитат), В5, В12.

   По нашим представлениям, если пациент нуждается в большом перечне необходимых нутриентов для решения своей проблемы, то этот дефицит – только маркер имеющегося сдвига. Такому пациенту нет смысла назначать данные препараты, ему необходимо восстановить КЩ баланс, и организм сам сможет взять необходимые нутриенты из поступающих продуктов, так как в норме при хорошо сбалансированном питании недостатка быть не должно. Если же пациент испытывает недостаток только в одном из препаратов, причина его дефицита может быть в другом.

От полипрогмазии к разумному применению препаратов – наиболее правильная и безопасная для пациента позиция врача, использующего в своей практике целостный, холистический подход.

   Особенно важным для практического врача является понимание актуальности оценки такого показателя метаболизма, как КЩР. Сдвиг КЩР м.б. использован как один из глобальных показателей нарушения обмена веществ. Причем мы можем использовать нарушение КЩР как явный показатель неблагополучия в организме и наличия хронического метаболического стресса. Мы также косвенно можем судить о степени нарушений обмена веществ по глубине кислотного или щелочного сдвига. К сожалению, сложно определить количественно степень КЩ сдвига при таких не грубых (не критических) единицах отклонения, т.к. доступная аппаратура предназначена для оценки грубых сдвигов КЩР. Но мы можем косвенно судить о степени КЩ сдвига при ММТ по применяемой провокации, способной вызвать слабость мышцы индикатора: 1) Если слабость мышцы индикатора возникает при применении химической провокации (кислота для кислотного типа и щелочь для щелочного), и реакция мышцы достаточно явная, то мы можем думать о более выраженном сдвиге КЩР. 2) Если одной химической провокации недостаточно и приходится применять дополнительно дыхательную провокацию (задержка дыхания до 20” для кислотного типа и гипервентиляция для щелочного), то мы можем думать о легком сдвиге КЩР или о тенденции к нему.

   Оценка сдвига КЩР и его правильная интерпретация поможет использовать данный показатель и как диагностический критерий, и как показатель динамики процесса или ее отсутствие. Это особенно важно, когда приходится иметь дело с пациентами, имеющими хронические проблемы со здоровьем, длительный болевой синдром, склонность к рецидивированию, дисфункции многих органов и систем.

Этапы диагностики, которые предлагает Дж Шейфер:

1 этап: проводится ММТ, выбирается исходно сильная мышца индикатор (МИ) – m.PMS хорошо подходит для этой цели, т.к. она имеет характерную связь с метаболическими сдвигами, создается терапевтическая нагрузка в виде расположения кислоты (молочная или соляная кислота) или щелочи (сода) в ампуле на кожу пациента под южный полюс магнита, и проводится повторное мышечное тестирование мышцы индикатора; Оценивается – изменение реакции мышечного теста (ослабление МИ) на расположение нозода является реакцией организма на избыток кислотности или щелочности (в зависимости от использованного нозода).

2 этап: с терапевтической нагрузкой в виде расположения кислоты или щелочи в ампуле на кожу пациента, проводится терапевтическая локализация (ТЛ) – последовательное прикосновение рукой пациента или магнитом (юг или север) к кожным проекциям внутренних органов, которые предположительно могут служить причиной сдвига КЩР и его стойкого нарушения. Одновременно проводится мышечное тестирование. При каждом тестировании проводится перкуссия темпоро-сфеноидальной линии слева правой рукой врача для подтверждения достоверности полученного результата. Оценивается: изменение реакции мышечного теста (ослабление МИ) при ТЛ над проекцией органа позволяет предположить, что нарушения в данном органе могут служить причиной сдвига КЩР.

3 этап: проводится мануальное тестирование ассоциированной (связанной) с предполагаемо-вовлеченным органом мышцы, для выявления ее слабости или сверхфасилитации. Оценивается: выявленная слабость или сверхфасилитация ассоциированной с органом мышцы подтверждает вовлечение данного внутреннего органа в патологический процесс, играющий актуальную роль в нарушении КЩР.

4 этап: проводится мануальное тестирование ассоциированной с вовлеченным органом мышцы с использованием диагностических нозодов (вирусы, бактерии, грибки, паразиты, химикаты и др.) до восстановления ее нормотоничности. Оценивается: нозод, возвративший мышце нормотоничность, является основным патогенным фактором нарушения функции органа.

5 этап: Проводится повторное мануальное мышечное тестирование МИ: с терапевтической нагрузкой в виде расположения кислоты или щелочи в ампуле на кожу пациента под южный полюс магнита и одновременным помещением в руку пациента найденного диагностического нозода. Оценивается: нормотоничность мышцы подтверждает влияние патологического процесса в выявленном внутреннем органе на сдвиг и стойкое нарушение КЩР.

   Семинар проходил в дружеской обстановке, было около 50 участников, из разных стран. Это позволило плодотворно обменяться опытом и почерпнуть много полезной информации для практического использования в своей работе.

   После семинара мы активно использовали данную методику, но не изолированно, а в контексте с комплексным решением химических проблем. На основании собственного опыта мы пришли к заключению о том, что необходимо эту методику использовать при лечении пациентов с хроническими проблемами (хронические болевые синдромы). Возможно, целесообразно не только воздействовать на причину стойкого сдвига КЩР, но и назначать специфическую программу питания в зависимости от типа сдвига КЩР, определенный тип минеральной воды (кислая, щелочная), дыхательную гимнастику (с задержкой вдоха или полное дыхание).

   Данная тема позволяет лишний раз задуматься о дуальности процессов, происходящих в организме, и провести параллели между нарушением КЩР в кислую или щелочную сторону и состоянием дисбаланса вегетативной нервной системы (преобладания симпатической или парасимпатической части).