История создания Межрегиональной Ассоциации Прикладной Кинезиологии

История создания Российской Ассоциации Прикладной Кинезиологии Л.Ф. Васильева

  Тогда, когда состоялись 1-й и 2-й международные семинары, проводимые нашими учителями Дж. Шейфером и Кр. Смитом, мы радовались тому, что встреча с прикладной кинезиологией состоялась, что мы получили новые знания, новый инструмент для оценки функционального нарушения нервной системы, возможность определить показания и противопоказания к применению мануальной терапии. Это на тот период развития прикладной кинезиологии нам казалось самым важным, так как появилась возможность оценить влияние проводимого лечения на функциональное состояние нервной системы. Но это оказалось недостаточным для практической работы, потому что сразу возникло несколько проблем:

   Проблема 1 - Как оказалось, освоить прикладную кинезиологию за один - два семинара практически невозможно. Нужна серия семинаров, а для этого нужна команда энтузиастов, желающих их организовывать. Хочется ещё раз поблагодарить своих коллег - сотрудников кафедры неврологии Новокузнецкого ГИДУВа, возглавляемой проф. Шмидт И.Р.

(фото 1), напомнить имена коллег, которые постоянно были рядом и помогали в организации семинаров: это И.Р. Шмидт, Е.А. Полукарова и А.Н. Полукаров(фото 2),

A.M. Михайлов (фото 3), А.А. Яричин (фото 4) и многие другие. Атмосфера взаимного понимания и бережного отношения друг к другу позволяла нам выдержать те невыносимые нагрузки при организации семинаров. При распределении обязанностей каждый говорил своему коллеге: я сделаю эту часть работы, а ты отдохни. Видеосъёмка семинаров была поручена Ляховецкому В.Н. (фото 4) Только благодаря его усердию мы имели возможность многократно возвращаться к записи прошедших семинаров и оттачивать мастерство своё и других участников семинара.

   Проблема 2 - Организация синхронного перевода. Мало того, что это должен быть синхронный перевод, нужно знание медицинской терминологии, нужна подготовка переводов учебных пособий, но что более сложно - необходимо присутствовать на семинарах в разных городах. Судьба была к нам благосклонна. В далёком 1991 г. в Новокузнецке - маленьком шахтёрском городке - жила Лариса Васильевна Кулинич - зав. кафедрой английского языка педагогического института

(фото 5). Человек европейского уровня образования и культуры. Для многих она была не просто переводчиком, а другом, помощником, учителем, путеводной звездой при решении многих проблем. Её мнение считалось первостепенным, её указания выполнялись беспрекословно, она пользовалась всеобщим уважением. В создании той дружеской атмосферы, которая была на семинарах, её участие было решающим. Трудолюбие Ларисы не переставало удивлять, она создала свой собственный словарь англо-русских медицинских терминов, запоминала огромный объём материала и переводила целыми абзацами, сложные предложения разбивала на простые, а простые соединяла общей идеей. На ходу исправляла ошибки, неточности, сказанные преподавателями, сама отвечала на часть вопросов курсантов, экономя время преподавателя. Она всегда интуитивно чувствовала, какой вопрос курсанта необходимо перевести, когда нашим учителям интересно общение с нами, когда им необходимо отдохнуть от нас. Лариса не только взяла на себя нелегкие обязанности быть соединяющим звеном между нами и иностранными коллегами, но и удивительным образом помогала взаимопониманию обеих сторон в течение долгих 10 лет. Она очень хорошо чувствовала обстановку и удивительно быстро адаптировалась к разным условиям проведения семинара и имела тонкое чувство юмора. К счастью, иногда среди бесконечной череды возникавших проблем случались истории, которые ненадолго отвлекали нас от забот, привносили долю необходимого оптимизма и давали возможность расслабиться. Одну из таких историй рассказывает сама Лариса: «...не могу не поделиться одной забавной историей. 1993 год. Сочи. Семинар по прикладной кинезиологии, который проводил Кр. Смит

(фото 6). Мы с Людмилой поехали в аэропорт для встречи Криса. Приехала наша команда слишком рано - до прибытия самолёта было около 40 минут. Несмотря на раннее утро в Сочи стояла невыносимо жаркая погода. Смею заметить, что в тот день, как и всегда в деловой ситуации, я была одета профессионально: в белую блузку и длинную чёрно-белую юбку. И от этого становилось ещё жарче. В то «ларёчное» время от бесконечной цепи этих форпостов свободной торговли было невозможно скрыться. И вот соколиный недремлющий глаз Людмилы узрел одну вещь, которую она крайне настоятельно посоветовала мне примерить: облегающее трикотажное пляжное платье-майку цвета морской волны, которое, в принципе, могло заменить купальник, и в довершение ко всему, по вертикали на нём было написано по-английски слово «пляж». Людмила сказала продавщице, отсекая мне малейшую возможность сомнений: «Девушка, мы хотим это померить». Но померить-то было негде. Людмила завела меня в угол палатки, закрыла какими-то коробками, и когда я облачилась в этот неподобающий случаю, с точки зрения здравого смысла, наряд, Людмила быстро всё оценила и вынесла решение: «Пойдёшь так. Ларисочка, ты выглядишь потрясающе!». Я, конечно, пыталась сопротивляться и яростно отбиваться: «Люда, ты с ума сошла! Я же на работе. Отдай мне мою одежду». Но не тут-то было. Затем я выдала козырный довод: «У меня нет денег». Но и он не пробил стальную броню Людмилиной решимости. Сказав: «Подожди, я сейчас», она исчезла, с моей одеждой, конечно! Прошло минут десять. Вижу, идёт моя Людмила, победно улыбаясь, и держа в руках деньги. Скажите, пожалуйста, где можно было их раздобыть на рассвете в аэропорту чужого города за 5 минут? Для этого надо быть Людмилой. Можно представить, какова была реакция Криса! Меня успокаивало то, что он знал меня давно. Говоря серьёзно, я очень благодарна Людмиле за ту «шутку». Надев эту немыслимую майку, я сняла с себя груз своих лет и бремя своего имиджа серьёзного преподавателя. Стало легко, свободно и беззаботно - Сочи, солнце, море!». С переездом её в США обязанности по переводу семинаров были возложены на Татьяну Буракову. Ей было очень непросто начинать работать с нами, так как невольно её постоянно сравнивали с Ларисой и требовали такого же уровня перевода, которого достигла Лариса за 10-тилетний период совместной с нами работы. Каждый последующий семинар, который мы проводим сейчас, слушая перевод Татьяны, мы не перестаем, удивляемся, как богата наша страна талантливыми людьми. Татьяна за короткий период стала для нас другом, помощником удивительным лучиком радости посреди тяжёлой работы на семинарах.

   Проблема 3 - Как привлечь наших учителей Джозефа Шейфера и Кристофера Смита для многократных приездов в Россию. Они поставили несколько условий. Первое - желание посмотреть разные города России. Поэтому каждый новый семинар должен был проходить в другом городе, для того чтобы иметь возможность познакомиться с Россией. Тот, кто организовывал семинар, знает, какая это проблема. Насколько сложно собрать людей, снять помещение, обговорить все финансовые вопросы, продумать культурную программу на каждый день, организовать питание для курсантов, и преподавателей, проживание, доступное по ценам и комфортное по условиям. Это и в своем городе сделать достаточно сложно. Но эта проблема во много раз возрастает, когда тот же семинар берёшься организовывать в чужом городе. Приходится списываться с коллегами, которые первый раз сталкиваются с организацией семинара, от этого сложность возрастает в несколько раз. Однако и эта трудность была преодолена. Нам повезло, что среди наших коллег, которые начинали обучаться прикладной кинезиологии, были специалисты из разных городов. Я хочу еще раз лично поблагодарить тех, кто взял на себя труд организации семинаров в других городах. В первую очередь Ольгу Семеновну Дорошенко, которая смогла организовать изумительные семинары в Иркутске, далее двое коллег из Иркутска, которые смогли провести семинар на Байкале, потому что красота Байкала давно тянула за сердце и Джозефа Шейфера и Кристофера Смита. Я хочу поблагодарить Александра Ведищева, возглавляющего ассоциацию прикладной кинезиологии в Астрахани. Именно он организовал семинар и международный конгресс на теплоходе, плывшем по Волге, а также организовал семинар Дж. Гудхарда в Москве. Душевная щедрость и обаяние Александра покоряла сердца, позволяя ему с успехом решать практически невыполнимые задачи. До сих пор для нас кажется чудом возможность провести неделю лета на корабле вместе с семьями, сочетая отдых и работу. Практически никто за эти 6 дней не спал, не хватало времени на общение и обучение. В разных городах, где мы останавливались, к нам приходили разные специалисты, и мы проводили обмен опытом. Только благодаря организаторским способностям Александра мы имели возможность в Москве слушать основоположника прикладной кинезиологии Джорджа Гудхарда. Эти семинары как бы продолжали те семинары на корабле, которыми нас радовал профессор В.П. Веселовский. Хочу поблагодарить коллег в С-Петербурге, в первую очередь профессора Я.Н. Бобко

(фото 7), который организовал удивительные семинары с госпожой Трейси (фото 8) в С-Петербурге и этим самым осветил детский раздел прикладной кинезиологии. СО. Пилявского, открывшего новые для нас имена в прикладной кинезиологии (Д. Шелдона, Д. Даймонда). Незабываемое впечатление осталось от семинаров, проведенных во Владивостоке. Профессор Беляев Анатолий Фёдорович (фото 9) и руководитель частного центра канд. мед. наук Чернышева Татьяна Николаевна с большим успехом провели семинары Кр. Смита и международный конгресс по прикладной кинезиологии на берегу Тихого океана. Отдельные слова благодарности мне хочется выразить главному врачу санатория «Ува» - Субботину Сергею Петровичу (фото 10), который помог организовать несколько семинаров в Ижевске: удивительный край, который полный сказок и легенд. Мы рады, что смогли познакомить наших иностранных коллег с этими местами. Со страниц нашего журнала хочется выразить глубокую благодарность всем коллегам за их активную помощь не только в организации семинаров в тех городах, где они проживали, но и в активном распространении информации о прикладной кинезиологии в различных местах нашей страны.

   Проблема 4 - Как оказалось, для наших учителей было не менее важным официальное признание их преподавательской деятельности в рамках медицинских государственных структур. Для этого наши учителя были приглашены с лекцией на заседание ученого Совета Новокузнецкого института усовершенствования врачей и были приняты внештатными сотрудниками нашего института. Новый этап развития прикладной кинезиологии завершён. Вы думаете, дальше было легче? Как бы не так! Проблемы нарастали как снежный ком. Ради справедливости надо сказать, что часть проблем мы организовывали (и очень успешно) сами для себя и других. Вы хотите знать, какие? Пожалуйста:

   Проблема 5 - Как интерпретировать эмпирические знания, полученные нашими иностранными коллегами и подвести научную основу выявленному феномену функциональной мышечной слабости (просто владеть мануальным мышечным тестированием - для нас уже было недостаточно)? А для этого необходимо было определить: что такое функциональная слабость мышцы; почему она так быстро исчезает при проведении определённых тестов (латерофлексия туловища, смещение внутреннего органа); почему мышечный тест проводится при изометрическом сокращении, в то время как в неврологии для оценки активности сухожильных рефлексов (при помощи неврологического молоточка) использовалось расслабленное состояние мышцы; и на каком этапе патогенеза заболевания эта ручная диагностика может использоваться. Фото 10. С.П. Субботин.

   На все наши вопросы, касающиеся данной темы, наши учителя сначала молча улыбались, а потом, раздражаясь, отвечали: «Ведь вы профессора-доценты, вот вы и отвечайте». Но наших собственных знаний не хватало, и необходимо было привлечь ведущих специалистов по мануальной терапии, неврологии в нашей стране, для того чтобы они могли послушать наших иностранных коллег и помочь разобраться в этом вопросе. Это было целью для своего рода легализации того направления медицинской деятельности, которое зародилось в Сибири в далёком 1991 г., благодаря удивительному чутью проф. О.Г. Когана.  Его слова о прикладной кинезиологии: «Это именно то, что так нужно и важно для медицины на современном уровне», - были для нас истиной, руководством к действию, завещанием перед его отъездом из России.

   Берясь за решение этой проблемы, мы не знали, что это так сложно: надо было пригласить ведущих специалистов по мануальной терапии в нашей стране, чтобы посетить семинар, который ведут иностранные коллеги.

Для этого необходимо:

а) согласовать время, когда они смогут приехать, со временем приезда иностранных специалистов;

б) заинтересовать их в необходимости потратить свое время на изучение данного нового направления.

   Сделать нам это удалось на семинаре в С-Петербурге, где кроме нас - молодых специалистов, присутствовали проф. В.П. Веселовский, проф. А.Н. Барвинченко, проф. ГА. Иваничев, проф. И.Р. Шмит, проф. Н.И. Филлипович, проф. М.И.Тимофеева из Екатеринбурга, проф. И.П. Кипервас, доц. О.В. Кузнецова, доц. А.Г. Чеченин (фото 11).

    Для нас было счастьем, чтобы наши учителя могли вместе с нами послушать и понять, что собой представляет функциональная мышечная слабость. Каждый вечер мы собирались и обсуждали полученную информацию. «Запретить навсегда, как вредное ненаучное направление» - это слова постоянно висели в воздухе во время этих споров. Единственным человеком, который смог выдержать этот удар, была Изабелла Рудольфовна. Она была первым профессором, который присутствовал на всех предыдущих семинарах и смогла познакомиться с литературой, что позволило ей аргументировано парировать в спорах. Её слова: «Если мы чего-то не знаем, это не значит, что это не существует. Использование прикладной кинезиологии имеет практический эффект, ее уже нельзя уничтожить, а запреты только приведут к подпольному применению. Поскольку данное направление уже существует, то разумнее его возглавить», - были приняты к окончательному действию. Если бы ее рядом не было, то все могло быть гораздо хуже. Мы шли по лезвию бритвы.

   Позднее для участия в семинарах в С-Петербурге к нам присоединился профессор А.А. Скоромец. Профессор А.И. Федин помог с организацией первого конгресса по прикладной кинезиологии в Москве в далёком 1995 г. Со страниц нашего журнала мы еще раз выносим благодарность всем нашим учителям за неравнодушное отношение к проблемам развития прикладной кинезиологии, за помощь и поддержку в ее становлении которое становится глубже и шире.

   Проблема 6 - Она была наиболее сложной: как нам использовать полученные знания в нашей практике, ведь мануальная терапия сама только поднялась на ноги, ее начали официально признавать, и в это время внедряется новое направление, мануальная терапия. В некоторых местах она поддерживает мануальную терапию, а в некоторых местах она предлагает более короткие пути решения причин формирования патобиомеханических изменений, в-третьих - рассматривает патобиомеханические изменения лишь как компенсацию химических или эмоциональных нарушений. Для этого нужно было разработать документацию, детально описать методы диагностики и терапии, а самое главное - обучать самим врачей разных специальностей новым направлениям прикладной кинезиологии, ибо подача материала, которая была использована нашими коллегами, не всегда была понятна начинающим специалистам. Необходимо было уточнить, упростить, упорядочить предлагаемую тематику и согласовать ее с теми навыками мануальной терапии, которые мы использовали.

   И я еще раз благодарю тех преподавателей, которые поддержали идею внедрения прикладной кинезиологии в систему преподавания. Это в первую очередь профессор Анатолий Федорович Беляев, который проводит обучение прикладной кинезиологии во Владивостокском медицинском институте. Это профессор Я.Н. Бобко, который осуществляет преподавание в Санкт-Петербургской педиатрической академии. Это Елена Борисовна Наумова, которая заведует кафедрой безлекарственной медицины в Красноярском медицинском институте и также помогает в проведении педагогического процесса. Это Андрей Геннадьевич Чеченин, который проводит обучение на кафедре неврологии, мануальной терапии и рефлексотерапии Новокузнецкого института усовершенствования врачей. И конечно наша кафедра мануальной терапии Российского государственного медицинского университета, где проводится обучение прикладной кинезиологии в рамках мануальной терапии. Программа такого обучения утверждена в 2005 году и называется: «Мануальная терапия в восстановительном лечении», она полностью согласована с этапами обучения прикладной кинезиологии, которые уже отработаны. Ведь для того чтобы предложить методику обучения врачам всей страны пришлось в течение 12 лет «оттачивать» прикладную кинезиологию в рамках 20% возможного изменения программы обучения для врачей - мануальных терапевтов и рефлексотерапевтов.

   Еще одна сложная задача - нужны были книги. Вариант простого перевода книг с английского языка не всегда устраивал нас, потому что терминология, которая использовалась в хиропрактике, не всегда адекватно принималась мануальными терапевтами. Вторая особенность - вопрос об авторском праве. Оплатить авторское право не представлялось возможным, ибо тираж книг, которые могли использоваться нашими специалистами, был ограничен узким кругом интересующихся мануальных терапевтов. Поэтому нужны были новые книги. И я благодарю специалистов, которые взяли на себя труд по переводу литературы и ее изданию.

   Следующий этап - привлечение специалистов для демонстрации новизны данного направления и создание возможности общения между такими специалистами. А значит нужно организовывать ассоциацию и проводить научные конгрессы. Тот, кто хоть раз организовывал общественную организацию, представляет объём потраченного времени, необходимость в огромном количестве оформления бумаг, приглашения для работы бухгалтера, составления ежемесячной отчетной документации. И тут судьба нам улыбнулась. Один из наших курсантов работал в Российской академии медико-социальной реабилитации, ректором которой является проф. Юнусов Ф. А. Фарид Анасович не только взял на себя труд помочь в организации ассоциации, являясь её учредителем, но и организовал в своей академии кафедру прикладной кинезиологии, куда принял профессором Дж. Шейфера и согласился от своего фонда социального развития, основателем которого он является, издавать журнал «Прикладная кинезиология». Несомненно, что ассоциация не смогла бы существовать без человека, являющегося его стержнем - Галины Дмитриевны Вереземской. Если кто-то читал отчёт о работе секретаря ассоциации, в прошлом номере журнала, то будет просто удивлён объёмом проделанной работы. Это человек, объединяющий в себе не сочетаемые черты: строгая педантичность в документации и хозяйственных вопросах и заводила всех культурных мероприятий, это удивительно тонко реагирующий человек, обладающий железной волей.

   Я хочу еще раз поблагодарить тех коллег, которые разделили со мной труд организации конгрессов. Конгрессы по прикладной кинезиологии проходили в разных городах: в Астрахани, во Владивостоке, в Новокузнецке, а последние 5 лет конгрессы проводятся один год в Сибири, в следующий - в Москве. И это очень важно для нас, потому что страна большая, и нам хочется дать возможность врачам из разных городов посетить данное направление и познакомиться со специалистами. И последняя сложность заключалась в том, что мы не знали, как будет воспринята прикладная кинезиология уже в адаптированной интерпретации отечественной медицинской общественностью. Не секрет, что прикладная кинезиология объединяет несколько направлений и позволяет шире взглянуть на проблемы, которые освещает мануальная терапия, рефлексотерапия, гомеопатия, психология, то есть, она является частью этих специальностей, и в то же время объединяет их в одно общее. Поэтому мы являлись тем направлением, которое с одной стороны объединяет эти направления с другой - является отличием от каждого из них. И каждое из этих направлений очень болезненно восприняло прикладную кинезиологию.

   Наиболее болезненно восприняли прикладную кинезиологию неврологи, потому что в стандартной неврологической науке периферической системы характеризуются двумя нарушениями рефлекторной деятельности: мышечная гипотония, когда возникает компрессия нерва и возникает несколько степеней мышечной слабости, и мышечный гипертонус, когда возникает раздражение периферического нерва. О функциональной слабости и об оценке стреч-рефлекса в нашей отечественной литературе не было написано, поэтому не было понятно, куда это можно применить. Легче всего было просто отрицать это явление. Хотя в тоже время общеизвестно, что у любого органического заболевания имеется функциональная стадия, которая проявляется бурно выраженной клинической манифестацией и минимальной демонстрацией органических нарушений, которые могли бы объективизироваться при помощи инструментальной диагностики. И именно снижение стреч-рефлекса показывало, насколько нервная система неадекватно реагирует на раздражение в условиях повышенной нагрузки, а именно - изометрического сокращения. Болезненно встретила прикладную кинезиологию и мануальная терапия.

   Это связано с тем, что до сих пор мануальная терапия имела чисто механистический подход к оценке состояния организма, а именно - находится ограничение движения, которое уже своим существованием, является показанием для его устранения. Не имело особого значения, как на это реагируют окружающие ткани, основным критерием оценки являлась инструментальная диагностика, оценка сосудистого русла или электромиографическая диагностика, которая не всегда была в руках у специалистов. Поэтому мануальные терапевты полагались на собственные руки и на бога. Возможность оценки показаний к мануальной терапии с позиций восстановлений функций нервной системы оказалась для мануальных терапевтов полной неожиданностью. Она усложняла методы диагностики, требовала дополнительного обучения и ограничивала широту использования мануальной терапии, что не всегда приветствовалось самими мануальными терапевтами.

   Тем не менее, прикладная кинезиология растет, круги ее расширяются, и в этом году официальными членами Межрегиональной ассоциации прикладной кинезиологии являются 200 врачей нашей страны и соседних стран. В группу лиц, изучающих прикладную кинезиологию, вошли специалисты Латвии, Литвы, Эстонии, Казахстана, Украины, Белоруссии, Германии, Израиля. И мы рады, что количество наших коллег увеличивается, растёт и понимание значения снижения стреч-рефлекса.

   Значительной помощью в развитии прикладной кинезиологии явились фундаментальные исследования наших отечественных ученых, которые были совершенно случайно обнаружены и сопоставлены нами с теми знаниями, которые дали нам наши иностранные коллеги. В первую очередь заинтересовали исследования профессора Николая Ивановича Бернштейна, который занимался изучением оптимальности движения и обнаружил, что при выполнении движения, в котором мышца-агонист является недостаточно возбудимой, появляется тремор, который он так и назвал «Крупноамплитудный паллидарный тремор».

    Профессор Бернштейн объяснил его тем, что в поддержании мышечного сокращения большую роль играет тоническая фаза сокращения, которая регулируется таламо-паллидарной системой. Эти исследования были особенно важны именно потому, что таламо-паллидарная система является коллектором всех афферентных стимулов, поступающих в нервную систему, и поэтому позволяла более точно координировать необходимость и оптимальность выполнения движений соответствующими мышцами. Это позволило определить, что при тестировании мы оцениваем не функциональную слабость мышцы, а мы оцениваем готовность тонической фазы мышечного сокращения к выполнению той нагрузки, которую пациент собирается выполнить.

    Далее, большую роль в развитии прикладной кинезиологии оказали работы Михаила Романовича Могендовича. Это соратник проф. И.П. Павлова, который обнаружил, что между внутренними органами и мышцами есть определенные взаимоотношения и назвал ихвисцеро-моторными рефлексами. Именно использование данных работ Михаила Романовича позволило понять те взаимоотношения между мышцами и внутренними органами, которые были эмпирически найдены Дж. Гудхартом и его коллегами при оценке изменений мышечного теста в ответ на проведение провокации внутреннего органа.